Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!


 В журнале заседаний Орловской ученой архивной комиссии от 24 апреля 1898 года записано: «Поступило пожертвование в губернский музей от уроженца Орловской губернии артиста-певца Николаева Антона Николаевича: картин известных художников, книг и разных вещей – 250 экземпляров, а также 50 руб. на нужды музея. Постановлено: принести жертвователю искреннюю признательность и признать его почетным членом».

(Доклад комитета Орловского музея Орловской ученой архивной комиссии января 1899 // Труды Орловской ученой архивной комиссии. 1899 год. – Орел: Типография Зайцевой, 1899. – Вып.1 – С. 21).

Так была заложена основа художественного отдела Орловского губернского музея, влившегося в годы национализации в Орловский историко-художественный музей, а впоследствии перешедшего в Орловский музей изобразительных искусств.

В истории русской музыкальной культуры Антон Николаев «по праву занял одно из выдающихся мест в семье лучших певцов нашей Родины». (Двадцатипятилетие артистической деятельности А. Н. Николаева // Журнал “Артист “, 1891, №15, СПб. – С. 158).

Патриотический поступок А.Н Николаева дает право отнести его к “именам людей, дорогих нации“, согласно формуле, бытовавшей во второй половине ХIХ века.

В последний год в Орловском музее изобразительных искусств заявлена тема «Жертвователи-дарители Вощинины-Николаевы. Век ХIХ – век ХХ». Ведется поиск материалов в архивах, музеях, в печатных источниках. Опираясь на выявленные сведения хочется остановиться на одном изображении Антона Николаевича Николаева, хранящемся в музее.

 

*  *  *  *  *

 

Портрет Антона Николаевича Николаева

Портрет Антона Николаевича Николаева имеет справа на лицевой стороне холста подпись и дату: «Ф. Тороповъ 1879». Слева внизу инвентарный номер 5417.

На обороте холста надпись: «1 теноръ русской оперы Императорскихъ театровъ Антонъ Николаевичъ Николаевъ». На обороте холста надпись: «1 теноръ русской оперы Императорскихъ театровъ Антонъ Николаевичъ Николаевъ». 

Портрет поступил в Губернский музей, о чем свидетельствует запись:  «124. Портрет А. Н. Николаева, оригинал академика Ф. Г. Торопова. От Николаева А.Н.»  (Список жертвователей в Орловский музей. Издание хранителей музея Феро и Похвалинского. Орел, 1899, № 124).Портрет поступил в Губернский музей, о чем свидетельствует запись:  «124. Портрет А. Н. Николаева, оригинал академика Ф. Г. Торопова. От Николаева А.Н.»  (Список жертвователей в Орловский музей. Издание хранителей музея Феро и Похвалинского. Орел, 1899, № 124).

Ценность данной записи в том, что она была знакома А.Н. Николаеву и, вероятно, внесена на основании его заявления. В записи подчеркнуто, что это оригинал: по традиции Академии Художеств подписывалось лишь произведение, исполненное с натуры.

Автор портрета Фома Гаврилович Торопов (1821-1898) 30 ноября 1855 года «за познания в живописном портретном художестве» был признан Академиком Академии Художеств. Как художник проявил себя в разных сферах творческой деятельности: мастером натюрмортной живописи, исполнителем образов для загородной церкви Московского митрополита, а также других церквей, создателем настенных росписей, плафонной живописи по собственным рисункам, написанием икон. Возьмем смелость предположить, что работал как театральный художник, отвечая на закономерный вопрос – почему именно ему А.Н. Николаев заказал портрет.

(Наталья Преснова. Фома Гаврилов сын Торопов (1821-1898) // Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования, № 18 (июнь 2004). – С. 82).

         Надпись на обороте холста свидетельствует, что А.Н. Николаев был солистом и состоял в русской труппе Императорских театров. В ведомстве Императорских театров в то время была еще итальянская труппа.

Композиция полотна отличается ясностью построения, проникновенным отношением к модели. Яркие локальные пятна декоративного фона сдерживает точность рисунка фигуры и тщательное письмо. Поясное изображение певца в шубе с бобровым воротником и шапке на фоне театрального задника, изображающего зимний пейзаж, вызывает ассоциацию с образом Владимира Ленского в опере Петра Ильича Чайковского «Евгений Онегин», в сцене дуэли Ленского и Онегина. Это канонический образ, знакомый по сохранившимся фотографиям других исполнителей этой роли: Л.В. Собинова, С.Я. Лемешева, И.С. Козловского.

 

  

О творческих связях П. И. Чайковского и А.Н. Николаева известно: Петр Ильич в 1875 году посвятил А. Н. Николаеву романс «Нет, никогда не назову».

(6 романсов ОР. 28. 1875. № 1 Нет, никогда не назову (Нет, никогда вам не узнать). Слова Н.П. Грекова из А.Мюссе. Стих. озаглавлено “Песня“. Посв. Антону Николаевичу Николаеву. Соч. 11 апреля 1875 года в Москве. Изд. в мае 1875 г. П.И. Юргенсоном).

Автограф этого сочинения хранится в ГММК (ф,88, № 137).

(Домбаев Г. Творчество Петра Ильича Чайковского в материалах и документах. Под редакцией Г.Р. Бернандта.: Государственное музыкальное издательство. М. 1958. – С. 302.)

Видимо, их знакомство состоялось раньше, когда Чайковский в 1863 году гостил у своего друга поэта А.Н. Апухтина в деревне Павлодар Козельского уезда Калужской губернии. Козельский уезд Калужской губернии и Карачевский уезд Орловской губернии (родина А.Н. Николаева) соседствуют. В городе Карачеве одна из главных улиц носила название Козельской.

В неоконченной поэме А.Н. Апухтина “Село Колотовка“ (1864 год) нашла отражение семейная трагедия, произошедшая в 1863 году в семье Вощининых.

Вот эта история в изложении известного русского генеалога Л.М. Савелова. В 1890-е годы семья Савеловых жила в Карачеве в доме Ивана Николаевича Николаева, брата певца. «Собственно говоря, он был Вощинин, но рожденный до брака, носил фамилию Николаева, так же как и брат его Антон, в жизни которого из-за тайны, которой окружили их родители рождение этих двух братьев, произошла большая драма. Кроме Ивана и Антона у стариков Вощининых были еще дети, но носившие фамилию Вощининых, в числе их была дочь, в которую влюбился Антон, не подозревая, что она его родная сестра, которая ответила на его чувства, когда они явились к родителям просить разрешение на брак, то тем поневоле пришлось открыть семейную тайну. У Антона Николаевича был прекрасный голос, и его отправили учиться в Италию в надежде, что время исцелит. Вернувшись через несколько лет в Россию, он пел на императорской сцене, оставшись верным памяти своей любви, а сестра его, повенчанная за некоего Веревкина, после свадебного обеда вышла в сад и бросилась в реку и утонула. Так окончилась эта грустная тайна».

(Савелов Л.М. Воспоминания. М., Старая Басманная, 2015 – С.97).

В «Перечневом каталоге художественного отдела Орловского губернского музея» имеется запись о «Портрете Зиновии Никол. Коломниной, урож. Вощининой, утонувшей в 1863 г. в день своей свадьбы» (С.62).

Вполне вероятно, что обучающийся пению в Миланском театре «Ла Скала» с 1860 по 1866 годы А.Н. Николаев и начинающий композитор П.И. Чайковский были интересны друг другу. О пребывании А.Н. Николаева в России в 1863 году нам известно по сохранившейся тетради А.Н. Николаева. Перевод А.Н. Николаевым итальянской народной песни «Санта Лючия» на русский язык имеет пометку: «Сельцо Уголок 1863».

(ОГЛМТ, ОФ 12338; Пение, 1895).

Уголок – родовое имение отца А.Н. Николаева, Карачевского помещика отставного штабс-капитана Николая Ильича Вощинина.

Конечно, творческие связи А.Н. Николаева и П.И. Чайковского продолжались в Московской консерватории, в Российском музыкальном обществе и др. Мы о них не знаем потому, что до настоящего времени нет исследований на эту тему.

В 1879 году впервые была исполнена опера П.И. Чайковского «Евгений Онегин». Чайковский озаглавил оперу «Евгений Онегин. Лирические сцены в 3-х действиях». 2 августа 1878 года в письме к Н.Ф. Мекк Петр Ильич писал: «Вчера вечером я сыграл своим сожителям всего «Онегина». Впечатления их были самые для меня благоприятные. Мне совестно признаваться в этом, но я не скрою от Вас, что я сам наслаждался не менее их, и были минуты, когда я должен был останавливаться от волнения, а голос отказывался петь вследствие приступа слез к горлу. Но зато, чем более я думаю об исполнении этой оперы, тем более убеждаюсь, что оно невозможно, т.е. такое исполнение, которое соответствовало бы моим мечтам и замыслам. Особенно Татьяна и Ленский ставят меня в тупик. Поэтому я склонен думать, что за исключением консерваторского исполнения, на которое я смотрю как на пробу и ученическое упражнение, опера моя никогда не увидит сцены. Я никогда не буду хлопотать о постановке ее, ибо в случае моей инициативы дирекция по своему обыкновению обставит оперу кое-как. Если же дирекция будет просить у меня этой оперы, то требования мои будут очень велики».

(Домбаев Г., с. 71).

Кульминацией либретто Чайковского и романа Пушкина является дуэль, описанная в 6-й главе «Евгения Онегина». К этой главе Пушкиным взят эпиграф из книги Петрарки «На жизнь мадонны Лауры». Пушкин опустил средний стих, отчего цитата звучит так: «Там, где дни туманны и кратки, родится народ, которому не больно умирать». Причина не боязни смерти - следствие разочарованности и «преждевременной старости души».

(Пушкин А.С. Евгений Онегин. Роман в стихах. / Коммент. Ю.М.Лотмана. – М.: Атриум, 1991. - С. 510).

Первые четыре картины «Евгения Онегина» были показаны в Московской консерватории в декабре 1878 года. Полностью вся опера была впервые исполнена 17 марта 1879 года в ученическом спектакле Московской консерватории под управлением Н.Г. Рубинштейна, в постановке И.В. Самарина, затем снова в Московской консерватории, уже 12 июня. Исполнялись и отдельные отрывки, о чем свидетельствуют газетные отклики, появившиеся в этом году. Музыкальная общественность Москвы откликнулась на издание партитуры оперы у Юргенсона до первых исполнений в консерватории.

(Домбаев Г. Творчество Петра Ильича Чайковского в материалах и документах. Под редакцией Г.Р. Бернандта.: Государственное музыкальное издательство. М. 1958. – С. 78, 79).

В этом же году состоялось исполнение Антоном Николаевичем Николаевым партии Ленского. Об этом свидетельствует дата написания портрета Ф.Г. Тороповым. Места и точной даты исполнения мы пока не знаем.

 

Старший научный сотрудник БУКОО "ОМИИ" Валентина Василенко.

При участии Владимира Николаева.