Война коснулась всех, затронула все стороны жизни, каждый внес посильный вклад в общее дело борьбы с врагом. Одним из главных Символов Победы является наш многонациональный народ – победитель – героизм, патриотизм и мужество которого дали возможность последующим поколениям жить под мирным небом.

Среди миллионов людей, ушедших на фронт, были представители самых разных профессий. Были среди них и художники, одним из многих стал Валентин Андреевич Дудченко, художник, педагог.

Валентин Андреевич Дудченко родился в станице Батуринская Краснодарского края в 1919 году. В начале 30-х годов семья переехала в город Орёл. В 1938 году Валентин Дудченко окончил Орловское художественное училище, в нем же начал свою преподавательскую деятельность, как один из лучших выпускников. В 1939 году стал одним из десяти членов-организаторов Орловского областного отделения Союза художников СССР.

1941 год, начало войны, мирное время прервалось. Валентин Дудченко ушел на фронт, стал офицером, командиром стрелкового взвода. В 1943 году был тяжело ранен и отправлен в госпиталь. В конце того же года вернулся в полуразрушенный освобожденный город Орёл, где продолжил заниматься преподавательской и творческой деятельностью вплоть до своей смерти в 1983 году. Участник областных, зональных, республиканских, всероссийских и зарубежных выставок.

В Орловском музее изобразительных искусств наряду с живописными полотнами художника также хранятся его фронтовые портретные зарисовки. В силу особых условий экспонирования предметов графики в постоянной экспозиции Орловского музея изобразительных искусств их не представлено. Экспонируются они достаточно редко. Так во время временной фондовой выставки «Три мастера», проходившей в период с 22 февраля по 7 апреля 2019 года можно было увидеть графические портреты сослуживцев и солдат, находившихся в госпитале вместе с Валентином Дудченко. Эти зарисовки несут в себе не только художественную, но и историческую ценность, сохраняя лица героев для будущих поколений. Таким образом, изобразительное искусство военных лет не утратит своей актуальности и нравственного влияния на зрителя.

Материал подготовлен научным сотрудником БУКОО ОМИИ Е.В. Сергиенко.

Написанную на сюжет из городской жизни картину «Гадание», – другое ее название «Пиковый король», – один современный автору картины, художнику-передвижнику Алексею Ивановичу Корзухину, критик назвал «сценкой из комедии Островского».

Рубрика МУЗЕЙНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ в рамках программы КУЛЬТУРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ на ПЕРВОМ ОБЛАСТНОМ КАНАЛЕ представляет произведения из фондовой коллекции Орловского музея изобразительных искусств. О картинах рассказывает Алла Новоженина. Совместный проект БУКОО "Орловский музей изобразительных искусств" и АО "Первый областной телерадиовещательный канал". Материалы предоставлены БУКОО ОМИИ.

24 мая отмечается День славянской письменности и культуры. Все славянские народы вспоминают сегодня святых великих просветителей Кирилла и Мефодия.
Это праздник христианского просвещения, праздник родного слова, родной книги, родной литературы, родной культуры. Истоки этого праздника неразрывно связаны с чествованием святых равноапостольных Кирилла и Мефодия — просветителей славян, создателей славянской азбуки и напоминает нам о том, что сохранение и поддержка вековых традиций – это большой духовный вклад в культурное наследие будущих поколений.
Кирилл и Мефодий — греки, которые родились в городе Солунь (современные Салоники), а жили и воспитывались в Константинополе (современный Стамбул).
Создатели славянской письменности — византийские аристократы. Их отец — знатный военачальник, дети которого воспитывались при дворе. Кирилл учился вместе с малолетним императором Михаилом III.
Имена Кирилл и Мефодий братья получили в монашестве, при рождении их назвали Константин и Михаил. Михаил был на 12 лет старше брата, прожил на 16 лет дольше его и имел более высокий сан архиепископа. В науке принято вспоминать Кирилла раньше Мефодия, потому что он был учёным по образованию и создание азбуки — в большей степени его заслуга. В 863 году Кирилл сотворил первую азбуку, перевел с греческого на болгарский язык священные книги, среди которых были Евангелие и Псалтырь. В этом ему помогал родной брат. Были составлены целых две азбуки – кириллица (названная в честь Кирилла) и глаголица, причём многие исследователи считают, что кириллица была создана позднее глаголицы и на её основе.
Кирилл и Мефодий жили и умерли до разделения христианской церкви на Православную и Католическую, поэтому их память почитается в обеих церквях. Православные считают их своими из-за того, что братья воспитывались в Византии. Учителем Кирилла в детстве был Фотий — будущий святитель, Константинопольский патриарх. Католики делают акцент на том, что разрешение на проповедь славянам братья получали у Римского Папы Адриана II.
Братья проповедовали на территории Великой Моравии — сейчас это земли Венгрии, Словакии, Чехии, Польши и Украины. В Солуни, родом из которой были братья, в ходу был южно-болгарский славянский диалект. Он-то и лёг в основу церковной письменности, созданной ими. Позднее при распространении христианства в славянских землях алфавит, разработанный Кириллом и Мефодием, стал основой местной письменности и национальных литератур.
Обретение письменности славянами произошло в рамках единой христианизации и внутреннего культурного обмена в Европе. В этом событии приняли одинаковое участие Восток и Запад, православие и католичество, греческий, латинский и болгарский языки. Важно, что славянская письменность создавалась сразу с ориентиром на высокую литературу людьми, которым хорошо были знакомы античные, византийские и арабские книги.
Благодаря просветителям Кириллу и Мефодию, славянский народ получил свою письменность (первыми были люди в Болгарии и Моравии). Православная церковь объявила их чудотворцами. Уже в XI в. 24 мая (11 мая по старому календарю) был обозначен, как день памяти этих святых.

Уважаемые любители искусства! Поздравляем вас с Днем славянской письменности и культуры, который празднуется сегодня, 24 мая! Делимся в вами фото, которое датируется маем 2018 года. В один из майских дней (конечно же, максимально близкий к дате этого праздника) у нас в  проходило музейное занятие, посвященное Дню славянской письменности и культуры, где мы пробовали себя в создании буквицы.

Народный художник СССР Андрей Ильич Курнаков очень много сделал для города. В своих работах он, бывало, обращался к "народному началу" - например, когда писал Тургеневский хор.

Статью подготовили научные сотрудники Филиала БУКОО ОМИИ "Картинная Галерея народного художника СССР А.И. Курнакова": И.Н. Булохов и И.В. Голубева.

 

 

Война, оставившая глубокую отметину в душе Андрея Ильича Курнакова, стала ведущей темой в творчестве зрелого художника. Три диорамы: две, посвященные Великой Отечественной войне (первая – в Краеведческом музее, вторая – в Военно-историческом) и последняя работа о «Величайшей трагедии русского народа», - так воспринял А.И. Курнаков события 1919 года, безусловно, известны всем жителям и гостям г. Орла. Пейзажи, хранящиеся в филиале ОМИИ «Мемориальной мастерской А.И. Курнакова» наполненные болью и памятью: «И снова май», «Спасский реквием», «Где погибали, там и хоронили», множество подготовительных эскизов, этюдов и рисунков военной тематики - это возможность автора раскрыть свои мысли, эмоции, переживания, возможность поделиться чувствами со зрителем. Среди 1500 самых разнообразных экспонатов музея «Мемориальная мастерская», рассказывающих о жизни и творчестве А.И. Курнакова, внимательный экскурсант приметит и еще один - стакан артиллерийского снаряда. После войны такие вещи часто появлялись в быту. Кто мастерил из снаряда лампу, кто делал мельницу или еще как-то приспосабливал в хозяйстве. Андрей Ильич поступил как художник - перед нами символ войны, ржавый, смертоносный, искореженный металл. Но жизнь обязательно побеждает! И мастер наполняет его букетом цветов…

Материал подготовили: научные сотрудники филиала БУКОО ОМИИ "Мемориальная мастерская народного художника СССР А.И. Курнакова" И.Е. Барсукова и Е.А. Гущина

18 мая 2020 года

Куратор конкурса Юлия Тютюнова поздравила участников словами: Дорогие мои, хорошие! Вот и завершился пленэр в дистанционном формате, посвященный Международному дню музеев. На этот раз, в нем приняли участие художники Орловской и Тульской областей от мала до велика. Ставьте лайки, голосуйте за понравившиеся работы ! Онлайн сближает! Завтра пройдет церемония награждения и вы узнаете имена победителей! С праздником, друзья!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ VI КУРНАКОВСКОГО

ПЛЕНЭРА - КОНКУРСА 2020 года !!!

Полина Верижникова 13 лет

Музалевская Полина, 8 лет.

Мурзина Светлана, 35 лет

Щербакова Екатерина, 21 год

Модникова Настя, 20 лет

Вероника Рябченко, 16 лет

Соломатин Владимир Николаевич, 65 лет

Алина Фирсова, 19 лет

Настя Оксенюк, 19 лет

Ксения Диулина,16 лет

Темниченко Варвара,24 года

Холодкова Елена, 15 лет

Кузнецова Юля, 12 лет

Большакова Анастасия, 22 года

Кристина Сорокина,16 лет

Борисова Ирина, 18 лет

Бурцева Кристина,15 лет

Дегтярева Виктория, 19 лет

Родионова Виктория, 19 лет

Филина Мария, 20 лет

Старкова Юля, 7 лет

Старков Влад, 12 лет

   

  

 

День музеев 2020.  Орловский музей изобразительных искусств. На видео старший научный сотрудник Т.А. Тимашева рассказывает о произведениях музейной коллекции постоянной экспозиции.

Произведение нашего земляка, одного из основателей передвижнического движения - Григория Григорьевича Мясоедова, «Адам Мицкевич в салоне Зинаиды Волконской импровизирует среди русских писателей. 1904-1906

Рубрика МУЗЕЙНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ в рамках программы КУЛЬТУРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ на ПЕРВОМ ОБЛАСТНОМ КАНАЛЕ представляет произведения из фондовой коллекции Орловского музея изобразительных искусств. О картинах рассказывает Алла Новоженина. Совместный проект БУКОО "Орловский музей изобразительных искусств" и АО "Первый областной телерадиовещательный канал". Материалы предоставлены БУКОО ОМИИ.

«Орловский» хлеб считался гастрономическим брендом города Орла в 1960-1980 –х годах прошлого века.

Наряду с Бородинским и Рижским хлебом он входил в тройку самых любимых сортов хлеба в СССР.

Поэтому не случайно орловский художник Георгий Васильевич Дышленко в 1974 году создает натюрморт-картину «Орловский хлеб», которая впоследствии стала его визитной карточкой.

Натюрморт «Орловский хлеб» продолжил создание цикла картин о хлебе, к которому художник обращался более десяти лет. В этот цикл входят различные жанры: пейзаж, натюрморт, портрет, помогающие раскрыть эту философскую тему, которая стала программной для творчества Дышленко.

Впервые натюрморт появился на зональной выставке, проходившей в городе Орле в 1974 году. Выставка располагалась в помещении только что выстроенного торгового центра «Океан» на улице Комсомольской. Натюрморт «Орловский хлеб» сразу привлекал внимание своим крупным форматом, композицией и живописным решением. На вышитом полотенце лежит только что вынутый из печи каравай хлеба: круглый, пышный с темно-коричневой хрустящей корочкой. Правее еще одна буханка хлеба, от которой отрезали краюшку. В разрезе показана структура пористого хлебного мякиша и горбушка, посыпанная крупной солью и натертая чесноком, о чем указывают крупные фиолетовые головки, которые расположил мастер рядом с хлебом. Недалеко желтеет аппетитный кусок сливочного масла, а нож, погруженный в него, подчеркивает его мягкую структуру. Всю остальную плоскость стола занимают батоны, плетенка, сдобные булочки и баранки. А в корзине на первом плане лежат ароматные калачи. И вся эта симфония хлебного царства благоухает своими запахами: булки – ванилью, ржаной хлеб - особым кисло-сладким ароматом.  В этом натюрморте художник совершенствует свою палитру в сторону цветности, давая подробный анализ всех живописных форм. Блестящая коричневая поверхность керамического кувшина, свежеиспеченный черный и белый хлеб, льняная ткань полотенца, вышитого «орловским списом», цветной ситец, сливочное масло и фиолетовый чеснок, Все предметы, имея свой цвет и фактуру, объединены теплым золотистым колоритом.

Натюрморт «Орловский хлеб» Г.В.Дышленко хранится в Орловском музее изобразительных искусств, периодически показывается на персональных и тематических выставках. Стоя около натюрморта, уже немолодые зрители вспоминают время и сам хлеб, который так любили орловцы. Часто по просьбе друзей и родственников в качестве подарка привозили хлеб в другие города и даже в Москву, которую трудно было чем удивить. В фильме «Послесловие» в Москве в начале 1980-х годов, жизнерадостный старик 1908 года рождения, которого играет Ростислав Плятт, восхищается орловским хлебом. «Сколь вкусен и ароматен орловский хлеб. Это очень важно - ощущать вкус хлеба». Действительно, люди старшего поколения всегда ценили этот продукт, который помог многим пережить войну и голод.

В цикле картин о хлебе есть и портрет Клавдии Васильевны Дорожкиной (1913-1994) - автора рецепта знаменитого орловского хлеба. Когда художник задумал писать натюрморт, он познакомился с ней, она рассказала ему историю создания этого хлеба. В 1960-м году сложились трудные метеорологические условия для уборки урожая хлеба. Плохое лето выдалось, дождливое. Влажность большая, прорастать стало зерно. Сушили его, пресекая прорастание, да все равно мука из такого зерна - мучение для хлебопеков. Хоть весь день в печи держи, а мякиш будет мокрый, клейкий. Стали мы думать: ведь рожь – основная культура на Орловщине, высокосортные пшеницы здесь никогда не родились. Значит, деваться нам некуда, нужно научиться выпекать хороший хлеб из того, что под рукой. Вот и придумала я улучшить ржаную муку пшеничной второго сорта. Стали мы подбирать и состав муки, и разрыхлители. Ведь для смешанной валки нужно комбинированное брожение: и дрожжи, и молочнокислая закваска. А идеальный корм для микроорганизмов – патока. И начали мы перебирать варианты. Все по вечерам. Условий для экспериментов не было, вклинивались в основную технологию, план-то никто не снижал. Месяца четыре колдовали. И вот однажды вынули из формы каравай и как-то сразу почувствовали: получилось. Ровный, красивый, душистый. Попробовали – вкусно!

Три дня прошло – не черствеет! Так и утвердился окончательный рецепт: около 70 процентов обдирной ржаной муки, около 30 процентов – пшеничной второго сорта, простого помола. Затем рафинадная патока, комбинированные разрыхлители. А название как-то само собой сложилось.

В Москве на ВДНХ «Орловский» хлеб получил медаль, а Клавдия Васильевна Дорожкина за его рецептуру была награждена орденом «Знак Почета» и дипломом.

А мы не стали памяти перечить

А мы не стали памяти перечить
И, вспомнив дни далекие, когда
Упала нам на слабенькие плечи
Огромная, не детская беда.

Была зима и жесткой и метельной,
Была судьба у всех людей одна.
У нас и детства не было отдельно,
А были вместе – детство и война.

И нас большая Родина хранила,
И нам Отчизна матерью была.
Она детей от смерти заслонила,
Своих детей для жизни сберегла.

Года пройдут, но эти дни и ночи
Придут не раз во сне тебе и мне.
И, пусть мы были маленькими очень,
Мы тоже победили в той войне.

 (Роберт Рождественский (1932-1994)).

              "Красный карандаш" Алексея Жабского.

На выставке «Память о войне» в августе будут представлены картины Алексея Александровича Жабского «Репетиция», 1983, «Хлеб фронту», 1988, «Художник и дети», 2007 из его серии «Дети войны». 1943 год».  Эта серия картин о военном детстве, его воспоминания о войне. Над ней он работал более 20 лет.

    Алексей Александрович Жабский родился 20 марта 1933 года в деревне Александровка Новосибирской области. Сибирь, предвоенные годы, большая семья живет в будке путевого обходчика у железной дороги, - все это так далеко от пути к «изящным искусствам» Песни матери, лес, и поле по сторонам будки и любимый красный карандаш, привезенный шестилетнему мальчику Алеше отцом из Москвы это тот пунктир, который незаметно и верно прокладывал в его судьбе путь к искусству.  После трагической гибели мужа в 1940 году Ульяна Гавриловна Жабская с шестью детьми переселилась в шахтерский городок Киселевск, а вскоре началась война. Жили в землянке бедно и голодно. В доме совсем мало вещей, самое ценное – котелок и книга сказок Пушкина. Серия картин Алексея Александровича Жабского «Дети войны. 1943 год» именно отсюда, из его военного детства. На картинах молодая вдова и дети, одинаково хрупкие и бледные, делят военный паек, читают, готовятся к школе, идут в школу. В школе поют в хоре под аккордеон, который с трудом удерживает учительница. Это мы видим в картине «Репетиция». На другой картине к столу учительницы выстроилась очередь учеников с кусочками хлеба, которые она складывает в фанерный ящик. И дети, и сама учительница очень худые, с темными кругами под глазами, сами голодные, но бесценные куски хлеба нужны солдатам на фронте. Этот эпизод из своего детства Алексей Жабский показывает в картине «Хлеб фронту».

Голод – главная тема всего цикла, такой, что «даже говорить не хватало сил», писал в своей автобиографии художник. Деление пайкового хлеба было главным событием в семье («Хлеб войны»). На некоторое время появлялись силы жить – рисовать, петь с мамой песни, читать книги, учиться в школе, гулять и ходить на местный базар, чтобы не только посмотреть на еду – молоко, хлеб, недостижимый урюк по рублю за штуку, (что, конечно, было приятно), но, главное, послушать музыку - виртуозную игру на баяне местного самородка-музыканта. Ведь давно уже известно, что «не хлебом единым жив человек». Жизнь детей войны была тяжелой, но так жили все вокруг, и другой они не знали, а детская способность радоваться жизни неистребима. Десятилетнего художника, увлеченно рисующего портреты военных летчиков-героев и трогательных голубков на женских письмах любимым, уважали в маленьком шахтерском городке. Однажды Алеша даже заработал большой кусок хлеба, выполнив ответственный заказ – по просьбе уходящего на фронт парня он тушью нарисовал на его спине огромного орла, на фоне гор для татуировки. В автобиографии Жабский писал: «…память бережет еще одно воспоминание: однажды, ранним утром, дверь неожиданно распахнулась и к нам в землянку вместе с солнцем ворвалась соседская девушка и закричала: «Победа! Тетя Ульяна, кончилась война! Гитлер разбит!» Мама закрыла лицо руками и заплакала. Потом она подошла к иконе. Мы, дети, потянулись за ней. Мама молилась. Было утро 9 мая 1945 года».

В будущей профессии, угаданной в детстве, Жабский не сомневался никогда, хотя много было других увлечений: в семье любили петь, с танцевальными номерами он, подросток с успехом выступал в Доме культуры, а уже взрослым писал короткие рассказы о себе и о своем времени. «Карандашная» линия жизни вела его все дальше от дома, все ближе и вернее к живописи. Шестнадцатилетним подростком Алексей поступает в Свердловское художественно-ремесленное училище на альфрейно-живописное отделение, затем в Свердловское художественное училище. А в 1959 году по направлению Министерства культуры СССР он поступает в Государственный институт им. В.И. Сурикова на факультет станковой живописи.

Умер Алексей Александрович Жабский в 2008 году в Москве в звании Заслуженный художник России. В последний год жизни он был награжден медалью Московского союза художников «За заслуги в развитии изобразительного искусства» и медалью Союза художников России имени Александра Иванова «За выдающийся вклад в изобразительное искусство России». Между датами рождения и смерти – 75 лет человеческой жизни, вплетенные как нить в историю народа и, вместе с ней, в историю страны и мира.

А еще, помимо изобразительного искусства, Алексея Жабского привлекало искусство слова. Он писал автобиографические рассказы — короткие, емкие и удивительно точные. Один из них, «Красный карандаш», мы предлагаем вашему вниманию.

              "Красный карандаш".

Раннее детство мое проходило на железной дороге в Сибири. Наша семья жила в железнодорожной будке, которая одиноко стояла недалеко от города Каргата.
Сразу от крыльца начиналось поле. Это было удивительное поле: оно состояло из сплошных цветов, трав, бабочек, стрекоз и птиц и тянулось до самого горизонта. По другую сторону будки шумел бесконечный лес. Весь мой мир был: железная дорога, будка, поле, лес. А еще я любил подолгу лежать на высоком крыльце нашей будки и глядеть в синее небо. Особенно осенью, когда день был теплый и ясный, и когда прямо надо мной пролетали стаи журавлей. Клином. Я им махал руками и кричал, а они курлыкали, и я думал, что они отвечают мне. Журавли летели так низко, что я рассматривал их крылья, вытянутые ноги и шеи. На лету птицы перестраивались, но клин не нарушался никогда.

Иногда я просыпался одновременно с отцом, и он брал меня с собой на работу. Мы вместе осматривали его участок: отец был путевым обходчиком. Когда он забивал костыли в шпалы, я сидел на рельсе перед ним. Отец сосредоточенно и серьезно делал свое дело. В руках у него был огромный молот, который описывал в небе дугу и с грохотом опускался на костыль в шпале. При каждом ударе молота я слышал громкое отцовское «Эх!».

Иногда я спускался по насыпи. Там внизу было много птичьих гнёзд и росли лозы, под которыми на солнце блестела вода, такая прозрачная, что сквозь нее просматривалось всё дно. Однажды я увидел куличка, длинные тонкие ножки которого были погружены в воду. Своим длинным клювом он вылавливал из ручейка мелкую рыбку, жучков и головастиков. Увлёкшись этим занятием, он оказался совсем рядом. Заметив опасное соседство, он опустил одно крыло и, притворившись раненым, прихрамывая, отбежал подальше. Куличок был такой красивый, что мне непременно захотелось взять его в руки. Он подпускал к себе близко и разглядывал меня, а я разглядывал его. Но как только я, не дыша от волнения, протягивал к нему дрожащую руку, он, опять прихрамывая, уходил от меня на некоторое расстояние. Наконец, куличку надоело посягательство на его свободу, он разбежался и улетел.

Когда мимо проходили поезда, я с откоса всегда махал рукой.
В начале сорокового года отец решил съездить в далекую столицу. Он намеревался купить в Москве кой-какого товара, чтобы мама могла пошить детям рубахии платья. А детей в семье было шестеро: мал мала меньше. И все эти шестеро ждали обновы.

Накануне отъезда родители много говорили о предстоящем событии. И вдруг у меня, шестилетнего, возникло громадное желание поехать вместе с отцом. Фантазия моя рисовала сказочную Москву. Я со слезами стал просить отца взять меня с собой, и он согласился, но при условии, что я не буду плакать.

И вот в назначенный день мы отправились вдоль железной дороги на станцию. Ходьба по шпалам оказалась такой утомительной, что я от усталости сначала захныкал, а потом и заревел. Отец в ужасе представил поездку с такой обузой и стал отговаривать меня от дальнейшего путешествия. Он даже на станции в Каргате купил мне мороженое, но я уговорам не поддавался — хотел ехать. Потом подумал, что, пожалуй, соглашусь отказаться от поездки, если отец привезет мне из Москвы цветной красный карандаш. Отец с большой радостью сказал, что обязательно исполнит просьбу. Он немного проводил меня в обратный путь и, когда показалось наше жилище, мы расстались. Отец помахал мне рукой.

Каждый день мы ждали возвращения отца. Наконец, радостный день наступил: отец приехал. Он привез для всех сладости, разные подарки, ситцу на обновы. Потом торжественно вынул из своего фанерного чемодана новенький красный карандаш и вручил его мне. С этой минуты я с карандашом не расставался, пока не изрисовал его до последней крошки. Мои рисунки появлялись в самых неожиданных местах: на стене, на полу, на белой русской печи. Это были бабочки, лошадки, птички. С тех дней меня не покидало желание рисовать постоянно.

О детях войны

Детям, пережившим ту войну,
Поклониться нужно до земли!
В поле, в оккупации, в плену,
Продержались, выжили, смогли!

У станков стояли, как бойцы,
На пределе сил, но не прогнулись
И молились, чтобы их отцы     
С бойни той немыслимой вернулись.

Дети, что без детства повзрослели,
Дети, обделенные войной,
Вы в ту пору досыта не ели,
Но честны перед своей страной.

Мерзли вы в нетопленных квартирах,
В гетто умирали и в печах.
Было неуютно, страшно, сыро,
Но несли на слабеньких плечах

Ношу непомерную, святую,
Чтоб скорее мира час настал.
Истину познавшие простую      

Каждый на своём посту стоял!

Девочки и мальчики войны!
На земле осталось вас немного.
Дочери страны! Ее сыны!
Чистые пред Родиной и Богом!

В этот день и горестный, и светлый,
Поклониться от души должны
Мы живым и недожившим детям
Той большой и праведной войны!

Мира вам, здоровья, долголетья,
Доброты, душевного тепла!
И пускай нигде на целом свете
Детство вновь не отберет война!

(Валентина Салий)