Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!


«Декоративная скульптурная группа из серии «Дети садовника».

Произведение декоративно-прикладного искусства из фондов Орловского музея изобразительных искусств.

В течение более чем 300-летней истории своего существования майссенский фарфор во все периоды декорировался не только плоскостными живописными изображениями цветочных мотивов, но и объёмными, лепными. Они эффектно располагались на всевозможных посудных формах, вазах, кашпо, прочих выпускавшихся здесь в изобилии предметах утилитарного назначения и играли немаловажную роль в декоративной пластике малых форм.

В Майссене производились невероятное множество разнообразнейших по тематике отдельных фигурок и скульптурных групп из фарфора, нередко составлявших целые серии. Среди них едва ли не самую непосредственную связь с цветочной тематикой имела известная с середины XVIII века и существующая в различных вариантах серия «Дети садовника».

Декоративная скульптурная группа из серии «Дети садовника». Германия. Саксония, г. Альбрехтсбург. Майссенская фарфоровая мануфактура. Последняя четверть 18 (?) века. Фарфор, надглазурная полихромная роспись, золочение.

 

В неё входили фигурки детей с цветами, плодами и садовым инвентарём (лопатами, мотыгами, граблями, лейками и т.п.). Из этих фигурок можно было составлять пары или формировать размещённые на едином подножии группы из трёх, четырёх или, как в предмете из нашей коллекции, – пяти персонажей.

В подобных группах могли меняться отдельные персонажи, их жесты, детали костюма, атрибуты, композиционное расположение фигур, стоящих в выразительно живых и изящных позах.

В нашей версии одетые по моде середины XVIII века крепенькие, ладно сложенные, трудолюбивые сноровистые детишки: три мальчика и две девочки с лепными фруктами и цветами, расположились на ступенчатом, многоуровневом постаменте сложной конфигурации с рельефными и ажурными, рокайльными элементами, акцентированными прорисовкой золотом, лиловой и бирюзовой краской. У каждого ребёнка светлые пышные волнистые волосы. У мальчиков короткие аккуратные причёски с небольшой чёлочкой. У девочек длинные волосы зачёсаны назад и вверх и уложены высоко на затылке в маленький узел. Двое из пяти детей изображены с фруктами.

В руке у мальчика в чёрной шляпе с широкими полями и видимом из-под жилета белом камзоле с цветочным рисунком из мелких точек, — корзина с лимонами. У девочки в бирюзовом корсаже и жёлтой юбке — в подвешенной за спиной к не сохранившемуся черенку мотыги на ленточках-завязках соломенной шляпке, — лежат спелые груши. Все остальные дети — с лепными цветами.

Стоящий в центре и возвышающийся над всеми мальчик в распахнутом коричневатом камзоле, такого же цвета кюлотах и лиловом жилете, обеими руками придерживает венок, от которого, к сожалению, уцелели лишь небольшие фрагменты, словно наслаждаясь ароматом мелких цветочков, из которых он сплетён.

Мальчик в белой рубашечке и бирюзовом костюме поставил на высокий пенёк плетёную корзинку, наполненную цветами, в его правой руке — маленький букетик.

Девочка в темно-вишнёвом шнурованном корсаже и зелёной юбке, бережно приподняла белый передник, полный сорванных цветов; рядом с ней — небольшая белая фарфоровая ваза с букетом роз. В отличие от остальных ребятишек, эта девочка изображена не босоногой, а в красивых туфельках на низком каблучке и пряжками в виде цветочных розеток. Ниже, на передней стенке выступа пьедестала под этой фигуркой, и на тулове вазы золотом намечен маленький цветок с листиками.

Каждый лепесток или листик всех миниатюрных лепных цветочков, среди которых различимы розы, выполнен с большой тщательностью, установлен точно на своё место и покрыт полихромной росписью. Эти в меру стилизованные и даже в чём-то наивно простенькие рукотворные цветы, умиляют и восхищают более, чем если бы они были воспроизведены абсолютно достоверно. Они соответствуют тому прекрасному идеализированному миру, в котором пребывают эти нарядно одетые хорошенькие детишки, легко и весело выполняющие различные работы в саду и наслаждающиеся щедрыми дарами земли.

Серия «Дети садовника» была начата прославленным майссенским модельмейстером эпохи рококо Иоганном Иоахимом Кендлером (1706-1775) в 1740-е годы и в 1760-е годы продолжена приехавшим из Франции Мишелем-Виктором Асье (1736-1799). Автором моделей скульптурной группы из нашего музея является первый из них.

Статуэтки из серии «Дети садовника» могли применяться для декорирования торжественно сервированных столов, усиливая радостную праздничную атмосферу. При этом наиболее выразительно воспринимались занимательные многофигурные группы на постаменте, рассчитанные на восприятие с разных ракурсов, отличающиеся великолепной проработкой каждой детали.

Динамичные детские фигурки красиво, естественно и легко, без ощущения манерности, развёрнуты в пространстве. Все движения и жесты плавные, образующие спокойный ритм. На очаровательных личиках тонко прописаны брови, глазки, яркие маленькие губки, намечены прядки волос, детали костюмов и рисунок тканей. Светлую, мягкую и нежную общую цветовую гамму прекрасно дополняет чистая белизна открытых участков поверхности фарфора, нетронутых кистью, и умеренно использованное золочение.

Серия «Дети садовника» не утрачивала популярности и в XIX, и в ХХ веке. Даже в наши дни в Майссене выпускаются её воссозданные строго лимитированные единичные коллекционные экземпляры.