Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!


В собрании Орловского музея изобразительных искусств хранится интересный экспонат, атрибуция которого оставляет ряд вопросов.  Безусловно сакральное значение памятника, не вызывает сомнения его принадлежность к алтарной преграде.  Но кто на ней изображен, еще предстоит выяснить.

В первой части цикла уже говорилось, что в эпоху Нового времени в России, в XVIII – XIX  веках иконостасы часто завершались скульптурными изображениями Господа Саваофа или Распятием с предстоящими. Элементы иконостасной пластики XVIII – XIX веков зачастую интерпретировали произведения западной скульптуры.

   

Культовая скульптура (из композиции «Распятие с предстоящими»).

XIX в. Дерево, темпера. ОМИИ

В 1984 году в ОМИИ поступила скульптура, изображающая, по одной из версий, апостола и евангелиста Иоанна Богослова из композиции «Распятие с предстоящими». Возможно, она происходит из неизвестной орловской церкви. Принадлежность к группе «Распятие с предстоящими», в центре которой предполагалось резное же Распятие Христа, подтверждается, прежде всего, характерной композицией скульптуры в схеме, согласно которой по правую руку Спасителя располагается фигура Богоматери, по левую – Иоанна Богослова, а далее – прочие предстоящие: Лонгин Сотник, воин с губкой на трости и ангелы.

Рассматриваемая нами скульптура вырезана из одного блока, фронтальна, но неустойчива, как у человека, в потрясении отпрянувшего назад. Полусогнутые и приподнятые руки (утраченные до предплечья) были разведены в стороны. Рот слегка приоткрыт, сосредоточенный взгляд изображенного обращен в направлении предполагаемого распятого на Кресте Христа, расположенного выше. Ноги святого босы. Он облачен в длинный хитон и короткую,  до колен, накидку, подвязанную на поясе и распахивающуюся вверху и внизу, словно от порыва ветра; скрученный наподобие веревки короткий пояс завязан впереди узлом.

 Передняя и боковые части скульптуры покрыты левкасом, на котором отчетливо проступает крупная сетка кракелюр, со спины грунт отсутствует. Сохранилась окраска волос темно-коричневого цвета (включая затылочную часть), глаз – карих с черным зрачком, в углублении губ и ноздрей – красно-коричневая краска. Во всех остальных местах красочный слой утрачен. Подножием фигуре служит деревянный брус.

Однако обратная сторона скульптуры подвергает первоначальную атрибуцию сомнению. Со спины, на правом плече и лопатке скульптурного изображения обращают на себя внимание гвоздевые отверстия. Их расположение и количество характерно для крепления крыльев.

 

   

Культовая скульптура XIX в. ОМИИ.

Фрагменты

Эта деталь наводит на мысль о принадлежности скульптуры к многофигурной композиции «Распятие с предстоящими», в аналогах которой  присутствуют фигуры ангелов,  близкие хранящемуся в ОМИИ.

Илл. из: Под сводами русского храма: церковная деревянная скульптура XVII - XIX веков / [сост.: И.В. Чепкунова, П.Ю. Стрельцова]. – М.: Кучково поле, 2014. С. 10.  В сравнении с этой скульптурой, Дева Мария, представленная нами в прошлом выпуске, выглядит более архаично. Фигура предполагаемого ангела тоньше и пропорционально выше и легче, трактовка складок заметно суше, окраска одежд тяготеет к белому. Атрибуцию рассмотренных памятников как элементов иконостасной композиции «Распятие с предстоящими» подтверждает и размер скульптур, высотой до 1 м, и отсутствие грунта и окраски со стороны спины, где через всю фигуру прорезан глубокий вертикальный желоб для крепления, а также наличие характерного фрагмента деревянного крепления в нижней части.

На предположение о том, что скульптура изображает именно ангела, указывает и положение его рук. В сцене Распятия с предстоящими Иоанн Богослов обычно стоит с молитвенно, горестно сложенными на груди или скорбно опущенными руками. В нашем же случае полусогнутые руки святого воздеты и разведены в стороны, а лик поднят к Христу, – подобно тому, как в западной традиции изображаются ангелы на алтарных преградах. Лик святого возвышенно-бесстрастен, в нем отсутствует линейная прорисовка, взгляд направлен вправо вверх (соответственно, Христос на Распятии был расположен слева и выше).

 

Культовая скульптура. XIX в. ОМИИ. Фрагмент

Данная атрибуция еще требует подтверждения, тем не менее, можно уверенно сказать, что перед нами живой пример иконостасной скульптуры Нового времени эмоционально-художественно представлявший некогда молящимся сцену Распятия Христа. 

Т.В. Лазарева.