1._tt.jpg

 

 ДЕКОРАТИВНОЕ КЕРАМИЧЕСКОЕ БЛЮДО ЗАСЛУЖЕННОГО РАБОТНИКА КУЛЬТУРЫ РФ ЖАННЫ АНАТОЛЬЕВНЫ ТРАВИНСКОЙ «ПОТНАЯ СПИРАЛЬ» ПО ПОВЕСТИ Н.С. ЛЕСКОВА «ЛЕВША» ИЗ ФОНДОВ ОРЛОВСКОГО МУЗЕЯ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ ИСКУССТВ

 

 

 

 

 

2._Лесков.jpgОтмечаемое в нынешнем году 190-летие со дня рождения выдающегося русского писателя Николая Семеновича Лескова совпадает с ещё одной датой, связанной с его творчеством: 140 лет назад была написана повесть «Левша». Николай Семенович завершил её в начале мая 1881 года, а в октябре, под названием «Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе (Цеховая легенда)», она впервые опубликована в трех номерах еженедельной славянофильской газеты «Русь», издаваемой в Москве Иваном Сергеевичем Аксаковым (1823-1886).

  Лесковскому «Левше» посвятила несколько своих керамических произведений известная орловская художница, Заслуженный работник культуры РФ Жанна Анатольевна Травинская. Одно из них находится в фондах Орловского музея изобразительных искусств.

3._Травинская.jpgЗамысел маленькой серии декоративных настенных блюд, выполненных из белой глины с полихромными подглазурными росписями, по мотивам этой повести-сказа возник у неё четыре десятилетия назад, когда она вместе с другими своими коллегами готовилась к участию в выставке, посвященной 150-летнему юбилею нашего знаменитого земляка. 

Попробуем представить себе то, не перенасыщенное событиями доинтернетовское время, и вспомнить о некоторых из них, «атмосферных» для нашего города.

 

 

 

4._Главпочтамт.jpg5._Зал_Главпочтамта.jpgВ начале юбилейного 1981 года Почта СССР выпустила маркированный художественный конверт с портретом писателя. 11 февраля, в день 6._Конверт.jpgрождения Николая Семеновича, под высокими сводами главного операционного зала орловского Главпочтамта с утра и до самого вечера не смолкал сдержанный гул голосов: в этот день происходило гашение марок специальным юбилейным штемпелем. Одни хотели послать родным и знакомым письма и открытки с юбилейным гашением, другие, протягивали в окошечко оператору чистый конверт с портретом Лескова только для того, чтобы поставить штемпель и потом хранить его в качестве раритета.

7._Памятник_Лескова.jpg11 июня произошло собравшее сотни горожан и гостей города торжественное открытие памятника писателю в исторической части Орла, над тихими водами Орлика, неподалёку от Михаило-Архангельского собора (тогда ещё не возвращённого верующим), здания бывшей гимназии, в которой он учился, и Александровского моста (в то время Ленинского).

  

 Авторами памятника были московские скульпторы: мастер с мировым именем – Юрий Григорьевич Орехов (1927-2001) и его сын, - Юрий Юрьевич Орехов (1950-1994). В 1982 году они, вместе с двумя архитекторами, были удостоены за его создание Государственной премии СССР.

 

         

Вокруг вознесённой на серый гранитный пьедестал большой бронзовой фигуры сидящего на скамье Лескова, на полутораметровых колоннах размещены пять меньших скульптурных композиций, представляющих героев самых известных произведений писателя: романа-хроники «Соборяне», рассказа «Тупейный художник» и повестей «Леди Макбет Мценского уезда», «Очарованный странник», «Левша».

Образ искусного русского умельца, тульского оружейника и кузнеца Левши, сумевшего подковать мелкоскопическую, как самая крошечная соринка, нимфозорию из чистой аглицкой воронёной стали, был особенно близок скульпторам. Старший из них, Юрий Григорьевич Орехов, родился в Туле, в семье «сведущих в металлическом деле» потомственных мастеров кузнечного ремесла.

 

Имя Левши в Орле стало часто звучать ещё за несколько лет до юбилейного года благодаря популярной музыкальной комедии по мотивам произведения Лескова «Русский секрет». Музыку написал композитор Владимир Валентинович Дмитриев (1923-1979), а авторами либретто был феерический «дуэт» в лице Бориса Михайловича Рацера (1930-2012) и Владимира Константиновича Константинова (1930-1996). Спектакль был поставлен в 1976 году на сцене только что открывшего в новом здании Орловского драматического театра им. И.С. Тургенева режиссером Юрием Валерьевичем Бурэ (ныне Народный артист РФ).

В главной роли Левши блистал начинающий тогда свою орловскую биографию молодой артист Пётр Сергеевич Воробьёв (ныне Народный артист РФ). Фрагмент этого спектакля на многие годы стал одним из его ярких концертных номеров.

Народный художник СССР Андрей Ильич Курнаков (1916-2010), создавая в 2002 году большое многофигурное полотно «Лицедей. Портрет актера П.С. Воробьёва», не случайно выделил и поместил на первый план именно Левшу в сонме как бы всплывающих в памяти стоящего артиста сыгранных им на сцене персонажей (находится в экспозиции филиала нашего музея - Картинной галерее А.И. Курнакова).

Жанна Анатольевна Травинская непосредственно заинтересовалась повестью «Левша» в конце 1970-х годов, когда ее шестнадцатилетний сын Андрей, будущий художник, увлекся линогравюрой и замыслил сделать в этой технике композицию «Сказ о Левше». В то время у них дома все внимательно и вдумчиво читали и обсуждали это произведение.

Три декоративные блюда серии «Левша» находятся в Орловском государственном объединённом государственном литературном музее И. С. Тургенева. На одном из них изображён сидящий в коляске крутонравый донской казак генерал Платов с курительной трубкой в зубах. На двух других: по-детски чистый, радостный и наивный Левша с хитрым аглицким полшкипером, вознамерившимся выведать, что за секрет этот русский везёт домой от аглицкого государства, и подставляющим ему большую кружку с хмельным напитком, а также сам корабль, на котором они плыли во время ужасного водопления.

Сюжет росписи хранящегося в собрании нашего музея четвертого декоративного блюда «Потная спираль», связан с событием, о котором повествуется в седьмой, восьмой и девятой главах. 

Три тульских мастера, взявшиеся послужить государю, «поддержать Платова и с ним всю Россию», полные церковного благочестия, наперед отправились в уездный град Мценск, «в котором стоит древняя «камнесеченная» икона св. Николая, приплывшая сюда в самые древние времена на большом каменном же кресте по реке Зуше». «Отслужили они молебен у самой иконы, потом у каменного креста и, наконец, возвратились домой «нощию» и, ничего никому не рассказывая, принялись за дело в ужасном секрете. Сошлись они все трое в один домик к левше, двери заперли, ставни в окнах закрыли, перед Николиным образом лампадку затеплили и начали работать», «и никуда не выходят, всё молоточками потюкивают».

Когда же приехал принимать их работу Платов в коляске с двумя свистовыми казаками на козлах по обе стороны ямщика, они как раз её только оканчивали и не отпирали.

«Свистовые же как прискочили, сейчас вскрикнули и как видят, что те не отпирают, сейчас без церемонии рванули болты у ставень, но болты были такие крепкие, что нимало не подались, дернули двери, а двери изнутри заложены на дубовый засов. Тогда свистовые взяли с улицы бревно, поддели им на пожарный манер под кровельную застреху да всю крышу с маленького домика сразу и своротили. Но крышу сняли, да и сами сейчас повалилися, потому что у мастеров в их тесной хороминке от безотдышной работы в воздухе такая потная спираль сделалась, что непривычному человеку с свежего поветрия и одного раза нельзя было продохнуть». 

tt567.jpgЩедро впитав в детские годы традиции народной культуры и будучи мастером декоративно-прикладного искусства, Жанна Анатольевна, тяготеет к выразительной стилизации, обобщённым лаконичным, подчас кажущимся слишком простыми, но достаточно многозначным образам. 

В «Левше» художницу привлекло очень близкое ей и отвечающее её собственному восприятию мира фольклорное, сказочно-бытовое начало.

Откуда-то изнутри возник в сознании пейзажный мотив с маленьким бревенчатым домиком с двумя окнами по торцевому фасаду и чердачным окошком на треугольном фронтоне. Она изобразила его на широком плоском зеркале блюда, плавно сливающимся с приподнятым бортом, имеющим неширокий горизонтально отогнутый край. Домик, словно вырастая из земли, стоит по линии горизонта, в центре полусферической поверхности зеленого поля, с веерообразно расходящимися вниз и в стороны черными линиями борозд. Из его трубы, возвышающейся над двускатной крышей, исходит огромное зеленоватое, с черно-серебристыми пятнами облако, раздувающееся и немного опускающееся вниз по сторонам крыши и занимающее почти всё пространство средней и верхней части зеркала и немного захватывающее борт. Остальная поверхность: желтовато-коричневое небо с черно-коричневыми пятнами.

Здесь нет абсолютного следования тексту, сюжетного действия, есть только ёмкий образ. Не «оригинальная шуточка», а глубокий символ мира и пролитого от самоотдачи и усилий пота, символ того великого труда, которым только и живы на земле люди, и без которого, в стремлении лишь к удовольствиям и праздности, каждый народ и каждое государство обречено на погибель.

Некоторые художники в то время не поняли и не оценили замысел художницы и снисходительно отнеслись к этой работе, как к некому баловству, нередко свойственному «этим прикладникам». Тем более что здесь даже и не было никакой «спирали», которую упоминал Лесков. Однако он имел в виду не спираль, представляющуюся нам в форме кривой закрученной линии. Слово «спираль» образовано здесь от глагола «спирать», и «потная спираль» означает только спёртый от пота воздух.

«Потная спираль» на блюде не чёрно-удушливая и пугающая. Напротив, она завораживает красотой сочного изумрудного тона глазури с переливами серебристо-черных вкраплений солей металла, напоминая крепкие живые природные формы - округло-фестончатого листа растения или раскидистой кроны могучего дерева.

Жанна Анатольевна Травинская убеждена, что воплощающий труд образ должен быть красивым. Впоследствии, переосмысливая свои прежние лесковские сюжеты, она выполнила эскизы новых декоративных блюд, где эта идея проявилась в такой маленькой детали, как цветок, вырастающий из облака потной спирали.

Перечитаем «Левшу» Николая Семёновича Лескова и будем держать в уме одну из ключевых фраз, не утратившую своего значения и сейчас и весьма актуальную: «все требовалось очень в аккурате и в скорости, чтобы ни одна минута для русской полезности не пропадала».

Старший научный сотрудник ОМИИ Т.А. Тимашева