Башня часов украсила площадь Сан-Марко в 1490-е годы, завершив ее северную сторону слева от собора. Архитектор Мауро Кодусси возвел ее в ренессансном стиле, и она представляет собой прямоугольное здание, разделенное на четыре яруса и покоящееся на однопролетной аркаде. Соседствуя с Кампаниллой и тонкими флагштоками, она, в сущности, совсем не похожа на башню, но именно такое название закрепилось за этим сооружением с давних пор.

По углам «Башня часов» украшена белыми пилястрами, а завершается она мраморной балюстрадой. По обе стороны к Башне пристроены флигели, а над монументальной аркой, ведущей на самую оживленную в Венеции улицу — Мерчерие, помещен огромный циферблат с цифрами от 1 до 24, на котором отмечены не только время, но также лунные фазы, знаки Зодиака, положение Солнца среди них, астрономические символы и т. д. Часы были установлены на башне в 1497 году, а удивительно сложный механизм их был сделан мастером Дж. Паоло Раньери и его сыном Джанкарло.

Над циферблатом в великолепном обрамлении установлена скульптура Мадонны, перед которой на Крещение и Вознесение Господне каждый час проходят трубящий ангел и волхвы, кланяющиеся Деве Марии. На звездном небе в верхней части «Башни часов» сверкает золоченый лев св. Марка, а верхнюю террасу башни венчает огромный колокол и два бронзовых стража, которые вот уже несколько столетий отбивают по нему бронзовыми молотами каждый час. За темный цвет бронзы венецианцы прозвали их «маврами». Между зданиями, примыкающими к «Башне часов» справа, и боковым фасадом собора Св. Марка расположилась небольшая пьяцетта деи Леончини, названная так потому, что на ней стоят два льва из розового мрамора (работа скульптора Дж. Бонацна).

К 1500 году, старший Раньери умер. Договорились, что его сын должен остаться в Венеции, чтобы смотреть за часами, и ему были предоставлены некоторые уступки, что обеспечило ему хороший доход. Он проживал в Венеции вплоть до своей смерти в 1531 году.

Под аркой «Башни часов» начинается самая людная и элегантная улица Венеции — Мерчерие, название которой переводится как «галантерейная торговля». Ее называют еще «большой» или «главной», но такой она предстает только в венецианском понимании. Мерчерие — улица узкая, ширина ее не превышает четырех метров, и, если бы в городе могли появиться автомобили, они вряд ли бы разъехались на ней.

Мерчерие была вымощена квадратными плитами из истрийского камня, которые выщерблены резцом, чтобы люди по ним не скользили. Забитая лотками и лавками, эта улица издавна служит своего рода сухопутной артерией Венеции, связывая соседние кварталы. В витринах ее многочисленных магазинов выставлены последние новинки моды. Помещения магазинов по-венециански темны, поэтому даже днем здесь зажигают свет. В магазинах на Мерчерие можно купить все, что пожелает самый прихотливый вкус. Цены здесь очень высоки, однако в Италии

принято торговаться.

На Мерчерие располагается «Кафе ди Менегаццо», в котором когда-то собирались сторонники драматурга Карло Гольмини. В этом кафе происходили литературные дебаты, читались полемические брошюры, ходили по рукам листки и сатирические сонеты.

Со стены одного из домов на этой улице смотрит каменная старуха. Это знаменитая «Вечья дель мортер» («Старуха с кувшином»), которая, как следует из предания, предотвратила заговор Боэмундо Тьеполо. Чтобы это стало понятным, следует вернуться к рассказу о государственном устройстве Венецианской республики.

При сложившейся системе управления в ней никогда не было общепризнанных лидеров, которые могли бы расколоть патрицианскую республику и утвердить собственную тиранию. Их просто бы не потерпели в своей среде те несколько десятков семейств, которые гордились собственной знатностью и могуществом и ревниво следили друг за другом, оберегая престиж своего рода и вековые традиции города. Противоречия между ними, конечно же, существовали, но соперники обычно воздерживались от вооруженного разрешения конфликтов. Венеция действительно была «светлейшей», «тишайшей», «безмятежной», «самой ясной».

Конечно, годы войны с Генуей за обладание морем, обустройство колоний или сражения за подчинение окрестных городов и территорий вряд ли можно назвать безмятежными. Но внутреннее развитие Венеции не омрачалось теми социальными конфликтами и бурями, которые так часто сотрясали другие большие и малые города Италии.

За всю историю Венецианской республики было всего лишь два серьезных заговора, но они не имели успеха и потому не сопровождались городскими волнениями. Первый был направлен против сорокалетнего дожа Пьетро Градениго , жестокая политика которого привела к потере Феррары и конфликту с римским папой.

В 1297 году дож закрыл Большой совет для всех, кто последние пять лет принимал участие в его работе. До этого времени венецианские патриции уже успели отвоевать у дожей значительную часть государственной власти, но они должны были еще считаться с народом, который собирался на площади Святого Марка для провозглашения дожа. Народ мог вступить в опасный для аристократии союз с дожем, что и случилось во время заговора Боэмундо Тьеполо, который встал на защиту порядков, отмененных дожем Пьетро Градениго. 15 июля 1310 года он направился со своими вооруженными сторонниками к Дворцу дожей, но планы их были нарушены весьма анекдотическим случаем. Когда заговорщики уже шли к площади Сан-Марко, выглянувшая из окна старуха — случайно или намеренно! — выронила из рук тяжелый кувшин, который упал на голову знаменосцу, и тот скончался. Началась паника, заговорщики в испуге бежали за Риальто и даже сожгли за собой мост. Впоследствии некоторых из заговорщиков простили, других отправили в изгнание. А Джустина Росси (так звали старуху) и ее потомки получили привилегию — бесплатно жить в доме и в годовщину этого события выставлять на балконе штандарт с изображением льва св. Марка. Рассказывают, что традиция эта сохранялась вплоть до падения Венецианской республики в 1797 году.

Несмотря на неудачу, именно попытка переворота привела к созданию упоминавшегося выше Совета десяти, который был поставлен над Большим советом. С другой стороны, родилась негласная традиция выбирать дожами только пожилых нобилей, уже лишенных личных амбиций. Попутно расскажем об одном из них — Антонио Гримани, представлявшем знатную аристократическую фамилию.

Будучи адмиралом венецианского флота, Антонио Гримани потерпел поражение в битве с турками в 1499 году. Когда в Венеции узнали, что флаг мусульман вознесся над Патрасским заливом, Сенат назначил новым адмиралом Марко Тревизана и приказал ему арестовать Гримани, заковать его в цепи и на малой галере переправить на набережную Скьявони для всеобщего судилища. Здесь в кардинальских одеждах его ждал сын Доменико, для которого он приобрел за 25 000 дукатов кардинальскую шапку. Собравшаяся на набережной разъяренная толпа помешала Антонио Гримани ступить на берег, встретив его градом камней.

Уже спустилась ночь, и мол опустел, когда гордо выпрямившийся Антонио Гримани в сером плаще, коротких пурпурных шароварах и с закованными в цепи ногами сошел с галеры и был доставлен сначала в Совет десяти, а оттуда в тюрьму Дворца дожей. Здесь он провел несколько месяцев. Во время допросов Гримани энергично защищался от обвинений в непростительной халатности и низких намерениях; много говорил о смелости турок, об их воинской дисциплине, морской сноровке и других боевых качествах. Наконец, подробно рассказывая о битве с вражеским флотом, он так красноречиво изложил причины поражения, что судьи, намеревавшиеся было казнить его, приговорили только к ссылке на остров Керсо. В 1500 году Антонио Гримани высадили на острове и поселили в рыбацком домике.

Но старый морской волк, искушенный в мореходстве, при первом же удобном случае вышел на галере в открытое море и добрался до Рима, где нашел убежище в доме своего сына-кардинала. В дальнейшем он приложил немало усилий, чтобы примирить римского папу с Венецией в Камбрейской войне. Узнав впоследствии, что приговор в отношении его отменен, Антонио Гримани предстал перед Советом десяти и в 1510 году был назначен прокуратором, а в 1521 году— дожем. Было ему тогда 80 лет...

На фото:

  1. Площадь Св. Марка. Часовая башня.
  2. Площадь Св. Марка. Колокол часовой башни. Два мавра.
  3. Крылатый лев - символ Венеции.
  4. Пьетро Грандениго Pietro Grandenigo (1251-1311)
  5. Антонио Гримани Antonio Grimani (1434—1523)
  6. Марк Антонио Тривизани Marc Antonio Trevisan (1475—1554)